Газета "Собеседник"

«Платон» не должен быть больше «Ленина». БРЭ правдивей БСЭ?

Когда Россия звалась СССР и была самой читающей страной, Большая советская энциклопедия (далее – БСЭ) пользовалась огромным авторитетом. Держать ее в шкафу считалось у руководителей хорошим тоном. Теперь новое время, другие начальники, иные энциклопедии.

Научное издательство «Большая Советская энциклопедия» (современное название — «Большая Российская энциклопедия») было основано в 1925 году. Оно пришло на смену акционерному издательскому обществу Брокгауза – Ефрона, выпустившему первую русскую универсальную энциклопедию, но переставшему существовать с началом первой мировой.

За 80 лет в «БСЭ» вышло 800 энциклопедий, в том числе медицинская, философская, химическая и др. Но вехами являются все же три издания универсальной БСЭ, за которыми закрепились народные названия – сталинская, хрущевская и брежневская.

«Немецкие» энциклопедии самые скучные

– Хотя работа над «хрущевской» началась еще при Сталине, – уточняет ответственный секретарь издательства Сергей Кравец (на фото вверху – в кресле). – Для ученых же, которые пишут статьи в энциклопедии, издания «БСЭ» ассоциируются с главными редакторами: энциклопедии Шмидта, Вавилова, Прохорова и сейчас – Осипова.

С самого начала создатели БСЭ стояли на распутье. В мире два типа универсальных энциклопедий – немецкий и англо-американский. Немецкий вариант отличается большей капитальностью, фундаментальностью, я бы даже сказал – скучностью, – разъясняет Сергей Леонидович. – Англо-американская версия характеризуется большей доступностью и менее глубокой проработкой тем. Но поскольку Россия – страна, получившая энциклопедические знания из Германии, тогда пошли по немецкому пути. Сегодня при работе над БРЭ мы пытаемся, сохранив фундаментальность, добиться максимальной актуальности.

Не превратить энциклопедию в пыльный исторический справочник очень сложно. Приходится обновлять почти во всех сферах устаревшую информацию. Произошедшие за последние 35 лет изменения – столько длился перерыв между третьим изданием Советской и первым Российской – сделали почти невозможным наследование сведений. Поэтому вполне логично, что объяснение телевизора как «новейшего электронного устройства» современного читателя уже не устраивает.

Цензуру компенсировали деньги и машины

– Энциклопедия – очень мощный инструмент формирования сознания, – замечает Кравец. – В нашей стране степень доверия к энциклопедическому изданию, начиная с Энциклопедии Брокгауза, очень высока. Это большой научно-информационный ресурс. Поэтому по каким-то формулировкам всегда можно отличить человека, воспитанного на БСЭ. Если у кого-то при упоминании Тютчева всплывает в голове «реакционный поэт», значит, это читатель первого издания БСЭ.

И хотя энциклопедия не призвана выставлять оценки – в текстах не приняты определения «великий» или «выдающийся», – она, несомненно, делает это уже тем, что помещает рассказ о человеке. Что и о ком говорить, в советское время решал коммунистический ЦК: тогда БСЭ находилась под жестким его кураторством. С одной стороны, на издательство оказывалось жесточайшее давление, с другой – оно было едва ли не самым привилегированным в бывшем СССР. Работников «БСЭ» обеспечивали высокой зарплатой, хорошими санаториями, машинами.

– Главным благом для редакторов в то время была престижность опубликования в БСЭ, – вспоминает нынешний ответсек. – Каждый автор понимал, что если ему заказывают статью – это уже обсуждено. За годы перестройки мы потеряли это благо, что сегодня сильно затрудняет работу. Раньше автор боялся сорвать сроки сдачи статьи, а теперь редакторы иногда приезжают к нему домой и сидят на кухне до тех пор, пока тот не отдаст статью.

Остается только с ностальгией вспоминать прежние времена, когда ученые приносили целые полотна. В издательстве сохранилось письмо научного редактора Валентина Асмуса, адресованное философу Лосеву, написавшему статью о Платоне: «Алексей Филиппович, дело не только в том, что ваша замечательная статья несколько превышает запланированные объемы, а именно в 33 раза. Дело в том, что в предыдущем томе прошла статья «Ленин». Статья «Платон» не может быть больше статьи «Ленин»...»

«Самое сложное – описать перестройку»

В истории БСЭ есть примеры и более жесткого вмешательства.

– Первые тома второго издания выходили, когда Лаврентий Берия был еще выдающимся партийным деятелем, – рассказывает Кравец. – А следующие – когда он уже стал врагом народа. В результате всем подписчикам была разослана команда вырезать статью о Берии и вклеить на ее место страницу про Берингов пролив.

В третьем издании БСЭ Берии нет. Зато в БРЭ о нем помещена подробная статья.

– В данном случае мы исходим не из партийной принадлежности, а из влияния, которое деятель оказал на исторические процессы, – делится Сергей Леонидович. – Тот же Лаврентий Павлович предстает у нас и как один из инициаторов репрессий, и как организатор атомного проекта.

Но наибольшую сложность представляют события 80–90-х годов: по ним нет даже устойчивого набора фактов.

Сейчас на работу «БРЭ» «сверху никто не давит». Порукой тому – многоступенчатая система прохождения рукописей и редакционный совет.

– Не представляю, каким образом на нас может быть осуществлено давление, – утверждает Сергей Кравец. – Особенно если учесть, что большую часть научно-редакционного совета составляют академики. А Академия наук даже в советское время была мало регулируемым сообществом.

В апреле увидит свет четвертый том БРЭ, а до конца 2006 года будет выпущено еще два. Пока тираж невелик – всего 65 тысяч экземпляров, львиная доля которых распространяется по подписке. Стабильность выхода – единственное средство борьбы с недобросовестными конкурентами, которые, печатая альтернативные энциклопедии, пытаются очернить БРЭ.

– На своем интернет-сайте одно издательство распространило клевету: мол, БРЭ по сей день черно-белая, да и печатают ее чуть не на коленке в России, – возмущается Кравец. – Да у нас в каждом томе до 700 цветных иллюстраций! А полиграфия в России действительно не приспособлена для печати подобных изданий, поэтому тираж мы делали в Германии.

Интернет, кстати, самый могущественный враг энциклопедий. В поисках короткой справки люди все чаще прибегают к услугам всемирной сети. Зато теперь, утешают себя авторы БРЭ, ее будут приобретать только самые любознательные и благодарные читатели, ради которых они все эти 80 лет и стараются.